Епископ Ржевский и Торопецкий Адриан: «Дух творит себе формы»

– Ваше Преосвященство! Находясь 7 лет на Ржевской кафедре, можете ли Вы сказать, что проблемы общества являются и Вашими пастырскими проблемами? Считаете ли Вы, что гражданская позиция архиерея по разным актуальным вопросам должна быть четко выражена и способствовать переменам к лучшему?

– Церковь, говоря о проблемах общества, никогда не исходит из политической или общественной конъюнктуры, но тем не менее гражданская позиция иерарха Церкви всегда четко выражена. Под гражданской позицией подразумеваю любовь к Отечеству в первую очередь. Честный, созидательный труд, способность отдавать себя на служение – безраздельно, без остатка. Архиерей как олицетворение Церкви должен задавать тональность жизни общества в русле христианского миропонимания. Дух творит себе формы! Это главная мысль, которую сегодня Церковь старается донести до сознания людей. Все начинается в глубине самого человека, и от внутреннего состояния каждого из нас зависит жизнь всей страны.

– Владыка, в свое время Патриарх обозначил процесс создания новых епархий как инвестиции в инфраструктуру тех территорий, которые составляют эти новообразованные епархии. Способствовало ли образование Ржевской епархии развитию юго-запада Тверской области? Удалось Церкви стимулировать и инициировать этот процесс?

– В первую очередь Патриарх имел в виду инвестиции в духовную жизнь, а это длительный процесс. О необходимости увеличения числа епархий в Русской Православной Церкви говорили еще на Поместном Соборе в 1917–1918 годах, и сегодня мы убедились, насколько это правильно. Епископ должен видеть свой регион и владеть им. Но духовная сторона жизни не может преобразиться за 7 лет. Это тяжелый, упорный, кропотливый труд, в первую очередь труд человека над самим собой. И заставить людей невозможно, можно лишь повлиять личным примером, показать людям истинное христианство. Годы на это уходят, сегодня мы лишь в начале пути.

С другой стороны, некоторые Церковь стараются сделать заложницей тех негативных процессов, которые происходят в обществе, а другие пытаются найти в Церкви ответы на все вопросы. Но у Церкви нет такой задачи: создавать благоприятный инвестиционный климат, поднимать рождаемость или прекратить отток населения из регионов. Церковь может способствовать лишь укреплению самосознания людей, живущих на ее канонической территории, воспитанию духовно-нравственной составляющей человека. Нравственность – это как раз и есть наша стезя. Мы постепенно входим в государственную образовательную систему, взаимодействуем с образовательным региональным сообществом, потому что именно Церковь может предложить иммунитет от зла, от той дряни, которая льется и лилась на человека во все времена. Церковь может дать молодым людям нравственный компас.

Сегодня мы видим насущную необходимость вести системную работу не только в школах, но и в детских садах, чтобы не упустить начальную стадию духовного становления личности. Важно научить их правильно расставлять приоритеты – есть главное в жизни, но есть и второстепенное – ведь из образовательных учреждений лет через 20 выйдет новое поколение.

– Владыка, возникновение в районном городе епархиальных структур является позитивным фактором? Например, духовно-просветительский центр в Ржеве может ли превратиться в оазис духовно-интеллектуальный, который объединял бы вокруг себя творческие, неравнодушные силы?

– На мой взгляд, да. Вообще очень важно, когда центр административной власти смещается на периферию. Это мобилизует, инициирует к новым методам работы, к внутреннему духовному труду.

Кроме того, государственные структуры начинают ясно осознавать важность участия Церкви в жизни общества: не случайно президент России постоянно напоминает о необходимости возвращения к национальным, религиозным корням. Сегодня в современном мире мы наблюдаем резкое противостояние, при чем инструменты используются самые разные – от идеологии до бомбардировок. Мир следует старой либеральной модели поведения: выживает сильнейший. Противостояние есть противостояние, и мы должны отстаивать свои интересы. Сила народа – в его единстве, а единство возникает лишь тогда, когда в обществе есть единомыслие. «Единением и любовью спасемся», – говорил еще в XIV веке преподобный Сергий Радонежский. И как показала дальнейшая история России, был прав.

– Ждут ли нас непростые времена, если отношения между государством и Церковью станут сложными?

– Дело в том, что от самой Церкви зависит, какие времена нас ждут. Церковь – именно та закваска, которая способствует целостности общества и его гармоничному развитию в традиционном историческом русле. Если Церковь начнет ослабевать, расстояние между государством и Церковью будет увеличиваться. Но сила Церкви – в силе духа, который сообщается народу, потеря духа ведет к деградации, поскольку не может жизнь в христианском обществе ограничиваться лишь ценностями материального мира. Если христианская государственность – наиболее благоприятное решение для множества стоящих перед Россией в настоящее время острых проблем, то нам надо менять самосознание людей. Да, это трудный процесс, но только он ведет к подлинной жизни.

– Владыка, порой мы забываем, что правящий архиерей в первую очередь – священник. Вообще, крайне любопытно узнать – как складываются отношения епископа и народа?

– Можно у людей поинтересоваться, как они меня воспринимают, провести своеобразный социологический опрос. Если в народе теряется подлинное духовно-мистическое восприятие Церкви как Тела Христова, утрачивается и понимание того, кто есть епископ. Он воспринимается как чисто административная фигура, как руководитель, который обладает властью в чисто светском понимании. Но многие святые отцы считали, что епископское служение – это не просто служение, а явление образа Христа собственной жизнью…

– Владыка, в кафедральном городе открываются новые храмы, великолепный храм воздвигли в Зубцовском благочинии. Но отдельные граждане считают, что деньги целесообразнее вкладывать не в храмы, а, например, в социальную сферу. Даже часть церковных людей рассуждает о «рёбрах и брёвнах», призывая вкладываться, например, в образование. В чем пагубность подобных заблуждений?

– Дело в том, что по-своему правы и те, и эти. Мне кажется, нам не следует увлекаться восстановлением старинных заброшенных церквей в обезлюдевших местах. Сохранение объектов культурного наследия – в первую очередь забота государства. Мы строим храмы там, где сегодня есть население, поскольку Церковь – это пастырское общение с людьми. Жизнь Церкви – в первую очередь приходская жизнь. Народ именно через храм приходит к Евхаристии – таинству соединения со Христом. Радует, что в Ржеве появился новый храм во имя великого благоверного князя Александра Невского в микрорайоне «гарнизона». Завершается строительство нового вместительного храма в крупном Захолынском районе. Продолжается реставрация Смоленского храма в центре кафедрального города. Разве Церковь не должна была позаботиться о том, чтобы храмы располагались в шаговой доступности? Тем более, что строительство осуществляется не за счет бюджетных средств – некоторые люди, имея доброе произволение и финансовые возможности, сами жертвуют на богоугодное дело.

– Владыка, в жизни есть добро, и есть зло. Мы не задумываемся об этом, но выбор совершаем, что бы мы ни делали. Многих нынешних родителей самих в детстве не научили, поэтому различать эти вещи современным детям очень сложно. Церковь помогает в этом разобраться, когда входит в образовательное пространство?

– Да, к сожалению, сегодня масса людей путают эти понятия. Когда классик писал «Что такое хорошо и что такое плохо?», он писал именно об этом. Только добро и зло – это фундаментальные понятия, а слова «хорошо» и «плохо» – это детские представления. Научиться различать эти вещи современному поколению действительно сложно. Церковь помогает разобраться, именно эти цели мы и преследуем. Зло ведь не всегда предстает отталкивающим, выпуклым, ярким, поэтому надо знать духовные законы жизни. «Как вы хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы с ними поступайте». Это золотое правило нравственности имеет место в Священном Писании. Если человек научится им пользоваться, для него не составит труда сделать правильный выбор.

– Но мы знаем, что в России с отношением к закону, к правилам, к уму вообще не очень хорошо обстоят дела. Если к Богу человека влечет именно ум, а не чувства, это правильно?

– Уму обычно не оставляют никакого места в религиозном опыте, считается, все надо чувствовать. Предполагается, что это чувства нас влекут к Богу, а холодный ум ставит палки в колеса, все время что-то опровергает. Но бывает все точно наоборот – путешествие от ума к сердцу. Духовная жизнь – жизнь умственная и мысленная, поэтому мы должны обращать внимание на то, что происходит в нашем уме. «Каковы наши мысли, такова и жизнь наша», – считают многие отцы, современные нам.

Жить лишь чувствами – опасный путь. Чтобы руководствоваться чувствами, необходимо очистить сердце от зла.

– Чем верующий человек от неверующего отличается в обычной жизни? Как уяснить суть веры, а не религиозный ритуал?

– Верующий человек живет для того, чтобы жить вечно, неверующий живет для того, чтобы умереть. Поэтому когда нет правильного религиозного мировоззрения, тогда и возникает религиозный ритуал.

– Владыка, в обществе сегодня сильна ностальгия по старым, добрым временам. Христианство воспитывало людей на заповедях любви, а советские люди были воспитаны на понятиях долга и справедливости, но, согласитесь, жизнь в те времена была намного добрее…

– Нельзя советский период отрывать от единой истории России. Советские люди – это потомки тех, которые являлись носителями внутреннего мира, сотканного веками Святой Руси. Благодаря накопленному ими духовному потенциалу, страна смогла продвинуться на три поколения в построении нового общества, а потом запал кончился, и началась анархия. До сих пор пожинаем плоды той свободы, не ограниченной нравственными нормами…

– Владыка, несколько личный вопрос – удавалось ли Вам пережить радость, которая делала незначительными все земные потери?

– Смысл нашей жизни заключается вовсе не в искании радости. Христианство говорит – будь похожим на Бога, который есть Любовь. В течение всей жизни приближайся к Нему, умеряя свой эгоизм. Приближайся через внутренний труд души, понуждение себя, усилия воли. Иначе своей жизнью мы напишем новое Евангелие: «Ищите прежде всего, что есть и пить, а Царствие Божие приложится».

А у Христа все наоборот: «Ищите прежде всего Царствия Небесного, а остальное приложится вам». Что такое искание Царства Небесного? Поиск Бога внутри себя. Когда достигнешь гармонии внутри себя – получишь всё.

– Ваше Преосвященство, благодарю Вас за интервью.

 

Ирина Кузнецова

Подготовлено Информационной службой Ржевской епархии


Перейти к верхней панели