«Уроки истории. Отношение Церкви и государства (1918-2018гг)»

 

Доклад иеромонаха Николая (Голубева), кандидата исторических наук, благочинного Нелидовского района, прочитанный на пленарном заседании IV всероссийской конференции «Боевой восемнадцатый год: осмысление столетия», состоявшейся 15 мая в кафедральном городе Ржевской епархии.

Содержание

 

Введение…………………………………………………………………….……..3

1  Первые преследования  Церкви в ХХ веке……………………..……..….….5

  1. «Безбожная пятилетка» и РПЦ в военные годы………………….…….……8
  2. Период правления Хрущёва………………..…………………………….….10
    1. «Тихие гонения» Брежнева…………………………………………………..13
    2. Возрождение Русской Православной Церкви в 1990-х годах.

Её положение в XXI веке……………………………………………………….16

Заключение……………………………………………………….………………18

Список использованных источников…………………..……….………….……20

 

 

Введение

 

Во времена Российской империи православие являлось не только самой крупнейшей конфессиональной группой, оно также носило статус государственной религии. Пришедшими к власти большевиками Русская Православная Церковь (РПЦ), как и любая другая конфессия, воспринималась внутренним политическим противником, очагом контрреволюции. До осени 1939 года политическое руководство СССР ставило задачу полной ликвидации православной Церкви. С этой целью значительная часть духовенства и подавляющая часть епископата к 1939 году были либо физически уничтожены, либо находилась в местах лишения свободы[9][3]. Суть событий описана, например, Николаем Никольским, ярым сторонником атеизма, для первого издания Большой советской энциклопедии (Т. 46, 1940): «<…> Великая Октябрьская социалистическая революция нанесла православной церкви последний удар. Но церковь пробовала бороться. Церковники открыто поддерживали контрреволюцию, орудуя в качестве агентов белых „правительств“ и иностранных интервентов. <…> Когда под руководством Ленина и Сталина была разгромлена белая контрреволюция, православная церковь вступила в полосу окончательного разложения. <…> Превратившись в мелкие, замкнутые организации, не имеющие опоры в массах, обломки православной церкви, как и других религиозных организаций, вступили на путь шпионажа, измены и предательства. Такова последняя позорная страница истории православной церкви» [22].

В целом, атеизм, отрицающий религию в принципе, не был объявлен в СССР как государственная идеология, но, тем не менее, его активно поддерживали и даже пропагандировали партийные и государственные органы, что продолжалось вплоть до 1988 года. Известно высказывание Ленина о борьбе с религией: «Мы должны бороться с религией. Это — азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идет дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс» [17].

1920-е — 1930-е годы вошли в историю государства как период наиболее жёстких гонений на РПЦ, когда представителей духовенства уничтожали как класс. До 1939 года ликвидация Церкви проводилась НКВД и другими органами государственной власти [23].

Однако стоит заметить, что официального запрета на религию не было, также как и тотальной ликвидации Церкви. Кроме того, руководство СССР периодически даже оказывало поддержку духовенству, преследуя, разумеется, свои политические интересы.

 

 

  1. Первые преследования Церкви в ХХ веке

Хотя церковное руководство в целом нейтрально-доброжелательно встретило февральскую революцию, первые шаги по борьбе с Церковью сделало ещё либеральное Временное правительство. Был фактически разогнан Синод прежнего состава. Было арестовано несколько архиереев за принадлежность к «распутинской партии» и за реакционные взгляды. Правда, этих владык скоро отпустили на свободу, но на кафедры свои они не вернулись, а были отправлены на покой. Временное правительство отобрало у Церкви церковно-приходские школы, поставив их под контроль Министерства просвещения и прекратило преподавание Закона Божьего в школах. Пришедшие на смену либералов большевики лишь последовательно продолжили эту линию.

Правившая в СССР Коммунистическая партия с 1919 года открыто провозглашала в качестве своей задачи содействовать «отмиранию религиозных предрассудков» [21].

Одним из первых постановлений советского правительства был подготовленный наркомом юстиции левым эсером И.З.Штейнбергом и заведующим отделом законодательных предположений Наркомюста Михаилом Рейснером Декрет, принятый 20 января (по ст. ст.) и изданный 23 января 1918 года[19], — Об отделении церкви от государства и школы от церкви[18], которым Церковь (речь шла преимущественно о Православной российской церкви, так как только она до того имела статус государственного института в Российской империи) была отделена от государства и от государственной школы, лишена прав юридического лица и собственности, а религия объявлялась частным делом граждан. Декрет узаконивал принимавшиеся с декабря 1917 года распоряжения и акты, упразднявшие функции православной церкви как государственного учреждения, пользующегося государственным покровительством [11].

В целях выполнения предписаний Декрета СНК РСФСР было решено создать в апреле 1918 года Межведомственную комиссию при Наркомюсте. Несколько позже, в мае, был образован Ликвидационный отдел Наркомюста, который возглавил П.А.Красиков. Вплоть до 1924 года отдел выполнял свою прямую функцию: ликвидацию административно-управленческих церковных структур.

Главной целью в  1918—1920 годы правительство поставило разоблачение православия как религиозного культа. Началось вскрытие мощей русских православных святых.  65 рак с мощами было вскрыто, включая святые мощи  преподобных Серафима Саровского и Сергия Радонежского. Эта кампания свидетельствовалась при помощи фото- и киносъёмки, что впоследствии использовалось для антирелигиозной пропаганды.

23 февраля 1922 года вышел декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих [10]. В письме членам Политбюро от 19 марта 1922 года В. И. Ленин, имея в виду разразившийся к тому времени в ряде регионов голод, писал: «<…>Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету. Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности, совершенно немыслимо…Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать…» [12].

8 апреля 1929 года на основании Декрета СНК РСФСР от 20 января 1918 «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» было принято Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» [20]. Оно представляло собой нормативно-правовой документ, регулировавший статус религиозных обществ (объединений) в СССР. Согласно Постановлению, религиозным объединениям было запрещено заниматься благотворительностью, организовывать паломничество верующих к святым местам и т.д. Тот максимум, который был позволен духовенству, заключался в посещении больных и умирающих в больницах, на остальную же деятельность необходимо было получить специальное разрешение местного Совета.

В 1930—1931 годах вышел ряд секретных циркулярных писем и постановлений правительства и Наркомфина об упорядочении налогового обложения религиозных объединений и духовенства, о трудоустройстве лиц, снявших с себя сан [4]. Было увеличено налоговое обложение церковнослужителей. В случае неуплаты налогов их имущество конфисковывалось, а сами они выселялись в другие районы СССР [13].

Отметим в антирелигиозной борьбе и весьма специфическую роль Союза воинствующих безбожников СССР – это была как бы «общественная» организация, выражавшая «прогрессивные чаяния населения», но открыто поддерживавшаяся богоборческим государством и бессменно руководимая партийным функционером Ярославским-Губельманом. Союз безбожников был создан в первой половине 1920-х годов, когда власти только начинали систематическую антицерковную работу. В декабре 1922 г. стала издаваться газета «Безбожник», инициатором создания которой и ее ответственным редактором на протяжении почти двадцати лет был Е. Ярославский. […] Главными лозунгами Союза были: «Через безбожие – к коммунизму» и «Борьба с религией – это борьба за социализм». 
В июне 1929 г. воинствующие безбожники провели свой II съезд, на котором присутствовали 1200 делегатов, представлявших около полумиллиона идейных борцов с «религиозным дурманом». А планы и методы борьбы партия имела свои, очень разнообразные, решительные и всеохватывающие.
Так, начиная с октября 1929 г. в числе мер антирелигиозной борьбы в СССР семидневная рабочая неделя была заменена «шестидневной» – пять дней трудящиеся работали, на шестой отдыхали, причем выходной день приходился на любой день традиционной недели. Единственной целью этой реформы было отменить христианское воскресенье. […]
В 1931 г. в стране было свыше 3000 безбожных ударных бригад (причем более половины из них – в Ленинграде), свыше 100 безбожных ударных цехов и заводов, около 300 безбожных колхозов. К концу 1932 г. планировалось значительное усиление безбожных рядов – до 8 миллионов человек. Численность юных борцов с мракобесием и клерикализмом должна была возрасти до 10 миллионов.
Итак, Союз воинствующих безбожников выглядел зачинщиком антирелигиозной борьбы, решение об усилении которой было принято на XVII партконференции (январь-февраль 1932 г.), разработавшей директивы для построения бесклассового социалистического общества к концу второй пятилетки. План ликвидации религии к 1937 г. составили в Антирелигиозной комиссии этой конференции. В откровенном виде этот план по тактическим соображениям никогда не публиковался в печати. Это была как бы внутренняя партийная установка.
                    Союз воинствующих безбожников был в авангарде борьбы за выполнение решений XVII партконференции. Но планировали ли его лидеры так называемую безбожную пятилетку, да и была ли она на самом деле? Вопрос не столь простой, как это может показаться на первый взгляд. Публично ни Е.М. Ярославский, ни кто-либо из руководства СВБ с заявлениями о безбожной пятилетке не выступал. Однако план ликвидации религии к 1937 г. существовал — его составили воинствующие безбожники из Антирелигиозной комиссии. Вот по этому плану, реконструированному покойным петербургским профессором С.Н. Савельевым, к 1932-1933 гг. должны были закрыться все церкви, молитвенные дома, синагоги и мечети; к 1933-1934 гг. — исчезнуть все религиозные представления, привитые литературой и семьей; к 1934-1935 гг. — страну и прежде всего молодежь необходимо было охватить тотальной антирелигиозной пропагандой; к 1935-1936 гг. — должны были исчезнуть последние молитвенные дома и все священнослужители; а к 1936-1937 гг. — религию требовалось изгнать из самых укромных ее уголков.
В таком виде этот план никогда не публиковался, безбожники даже в самые лихие для верующих годы столь откровенны и последовательны не были.»
Но сознание народа оказалось очень консервативным. Перепись населения, проведенная в СССР в 1937 г. (в опросные листы по распоряжению Сталина был включен пункт о религии), выявила удивительную картину: из 30 миллионов неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84 % (или 25 миллионов) признали себя верующими, а из 68,5 миллиона грамотных – 45 % (или более 30 миллионов). Даже скорректированные властями, эти цифры обнаруживали провал тотальной борьбы с религией и Церковью.[
https://pisma08.livejournal.com/358771.html]

 

  1. «Безбожная пятилетка» и Русская Православная Церковь

в военные годы

 

Есть легенда, согласно которой 15 мая 1932 года Декретом правительства за подписью И. Сталина была объявлена «безбожная пятилетка», поставившая цель: к 1 мая 1937 «имя Бога должно быть забыто на территории страны» [1]. Но как я только что говорил, это больше антисталинский исторический миф. Во-первых, Сталин не мог подписывать никаких декретов, поскольку в 1932 году он был секретарем ЦК ВКП(б), и в этом качестве не имел права подписывать государственные декреты. Декреты издавал Всероссийский Центральный исполнительный комитет, который с марта 1919 года возглавлял наш земляк М.И. Калинин. Постановления правительства подписывал председатель Совета народных комиссаров СССР, которым был на тот момент  В.М. Молотов (с декабря 1930 по 6 мая 1941 г.).

Вот согласно этому мифическому плану, все религиозные организации на территории государства должны были быть закрыты. И хотя не было такого декрета, партийные органы целенаправленно проводили антирелигиозную работу.

5 декабря 1936 года VIII Чрезвычайный Всесоюзный съезд Советов принял новую Конституцию СССР, которая уравнивала в правах всех граждан, включая духовенство. Гражданам же, как и прежде, предоставлялась «свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды» [14]. В декабре 1937 г. должны были состоятся выборы в Верховный Совет СССР. При подготовке к выборам органам НКВД предписывалось нанести основной удар на возвратившихся из ссылок бывших кулаков и уголовников. Репрессии в значительной степени коснулись т.н. «ленинской гвардии» — старых большевиков, в подавляющем большинстве своём активных богоборцев, военных руководителей (в значительной степени идейных сторонников одного из создателей Красной Армии Л.Троцкого, высланного из СССР в 1929 г.) и по самим сотрудникам НКВД, которые в предыдущие годы организовывали преследования «врагов советской власти».  Но волна репрессий катком прошлась в 1937-1938 гг. и по людям церкви. В настоящее время нет точных цифр репрессированных священнослужителей и вообще христиан, пострадавших за веру. Цифры называются разные: от нескольких тысяч до нескольких миллионов. Как пишет известный питерский исследователь истории церкви Михаил Шкаровский, «что касается священства, то, по наиболее достоверным данным, в 1937 году было расстреляно 80 000 представителей духовенства, церковнослужителей и мирян, пострадавших за веру» [Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве (Государственно-церковные отношения в СССР в 1939-1964 годах). — М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, Общество любителей церковной истории, 2000. — С. 93]. Но в настоящее время в число канонизированных новомучеников и  исповедников Церкви Русской входит менее 2000 человек. Однако репрессии 1937 г. сделали своё дело. Так, количество культовых учреждений (не только православных) сократилось более чем в два раза. Количество «безбожных» населённых пунктов  исчислялось сотнями.

Что характерно, идейными сторонниками гонений на церковь выступали старые большевики. Особенно рьяно взялись за неё сотрудники НКВД в период руководства этой организацией секретарём ЦК ВКП(б), председателем Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) (с 1935 по 1939 гг.), членом Оргбюро ЦК ВКП(б), кандидатом в члены политбюро ЦК ВКП(б) Н.И. Ежовым. И старым большевикам было сложно противостоять при любом раскладе. Что характерно, после репрессий 1937-1938 гг. борьба с Русской Православной Церковью резко пошла на спад.

Таким образом, в 1939 г. произошло изменение курса государственной религиозной политики, закончился десятилетний период открытого активного наступления на Церковь. Причины этой перемены были как внутренними, так и международными: репрессивные акции не помогли снизить высокую религиозность населения СССР; росло количество тайных богослужений; массовое недовольство людей закрытием храмов; надвигавшаяся война требовала большего национального единства вместо атмосферы внутригражданской борьбы, провоцируемой постоянными нападками на верующих; заинтересованность в использовании Московской Патриархии для распространения советского влияния на миллионы православных жителей присоединенных к СССР в 1939-1940 гг. областей и республик. Положение Церкви временно улучшилось, патриархия получила возможность совершать архиерейские хиротонии, замещать пустующие кафедры и т.д. Но и в 1939-1941 гг. по-прежнему приоритетной задачей в религиозной политике государства оставалось скорейшее построение безрелигиозного общества. Обеспокоенное активизацией церковной жизни, уже к середине 1940 г. правительство вновь начинает ужесточение ее курса. Продолжается закрытие храмов, снова растет число арестов священников, в последний раз оживляется деятельность СВБ и т.п.

Однако, несмотря на почти полный разгром организационной структуры Русской Церкви, множество запретов, окутывавших ее со всех сторон, жесточайшие гонения, она сумела выстоять, выжить как институт. Все планы искоренения религии терпели неудачу, и это постепенно все больше осознавало и советское руководство.

Во время Великой Отечественной войны правительство СССР перешло к частичному возрождению религиозной жизни, отказавшись от её уничтожения. Разумеется, каждый шаг навстречу РПЦ сопровождался жёстким контролем государства.

 

  1. Период правления Хрущёва.

 

Период правления Н.С.Хрущёва принято называть «оттепелью», но в отношении РПЦ эта «оттепель» не распространялась. Антирелигиозная пропаганда началась, как только Хрущёв утвердился у власти — сразу же после XX съезда.

В памяти народа сохранилась знаменитая речь Хрущёва, в которой он пообещал показать «последнего попа по телевизору».

В конце 50-х годов был запрещён колокольный звон, разрешённый Сталиным осенью 1941 года. Попытки церковнослужителей противостоять этому запрету успеха не имели. Противостояние Церкви и государство стало ещё более жёстким, нежели до Великой Отечественной войны: митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) сравнивал хрущёвскую политику с довоенными гонениями на Церковь. Хрущёв же открыто ненавидел митрополита, а позже добился его смещения.

Попытки закрытия храмов и монастырей не всегда удавались. Так, например, указание о закрытии привезли в Псково-Печерский монастырь. Наместник монастыря архимандрит Алипий (Воронов) разорвал и сжёг документ, сказав, что лучше пойдёт на мученическую смерть, чем закроет обитель. Паства окружила здание плотным кольцом, по ним стреляли милиционеры, в ходе чего один человек был убит и несколько ранено. Но в итоге Хрущёв оставил в покое этот монастырь, переключившись на другие.

В Троице-Сергиевой Лавре люди в штатском провели акцию запугивания. 8 октября 1960 года, в день памяти преподобного Сергия Радонежского, они задержали многих верующих и арестовали их, требуя, чтобы те больше в Лавру никогда не приходили. Через год закрыли Киево-Печерскую Лавру, причём не только для духовенства, но даже для туристов.

В общей сложности в 1958–1964 годах закрыли больше четырёх тысяч православных храмов. Апогей хрущёвских гонений на РПЦ был достигнут в начале июля 1964 года, когда под предлогом строительства метро был взорван Преображенский храм в Москве. Верующие в слезах забирали себе кирпичики на память.

Политика Хрущёва известна своей своеобразностью и нелогичностью. С одной стороны, он старался уничтожить Церковь и её сторонников, с другой – активно использовал её в международных отношениях. Кстати, именно в период хрущёвского правления РПЦ вступила во Всемирный совет церквей, где епископату необходимо было свидетельствовать, что никаких гонений нет. Разумеется, все выезжающие за границу священники тщательно проверялись спецслужбами. Представителей РПЦ отправляли на Запад с призывами свернуть размещение ядерных ракет в Европе, урегулировать отношения между православными патриархатами на Ближнем Востоке, причём занять там ведущее положение. Хрущёв, как и Сталин до него, стремился сделать РПЦ лидером мирового православия.

Но в своих гонениях власти, что называется, «перегнули палку», ведь интеллигенция (включая всемирно известных своих представителей) начала сочувствовать Церкви, хотя раньше она даже не вникала в сложившееся противостояние  между государством и духовенством.

Дочь Сталина Светлана почти демонстративно крестилась в самый разгар антирелигиозной кампании. Академик Сахаров, не будучи верующим, стал посещать суды, где преследовали верующих, защищать их, писать открытые письма. Фактически, два параллельных пространства впервые увидели друг друга и стали общаться. Наверное, это и был главный позитивный итог хрущевской антирелигиозной кампании – возникший союз церкви с интеллигенцией, когда интеллигенция пошла в церковь, а лучшие представители церкви пошли навстречу российской интеллигенции[16].

Многие считают отставку Хрущёва символичной: это произошло именно 14 октября 1964-го года, в день Покрова Пресвятой Богородицы, а его уход в обществе восприняли более чем равнодушно.

  1. «Тихие гонения» Брежнева

 

Когда государство возглавил
Л. И. Брежнев, представители русского духовенства, кажется, смогли вздохнуть с облегчением, ведь политика нового руководства казалась более лояльной и стабильной по отношению к РПЦ. Уже никто не дискредитировал религию и священнослужителей, не было массового закрытия церквей. Но эта лояльность была скорее видимостью: хрущёвские гонения не ушли безвозвратно, а просто перестали быть открытыми. Церковь по-прежнему находилась в строгих рамках, нарушать которые было запрещено по закону.

Повсеместно отмечался произвол уполномоченных на местах (обычно бывших работников КГБ). Особенно он проявлялся в отношении регистрации священников: неугодных, активных, ярких миссионеров и проповедников либо не регистрировали, ссылаясь на нарушение ими законодательства о культах, либо снимали с регистрации. Регистрация была инструментом, благодаря которому уполномоченный оказывал влияние на деятельность всей административной цепочки Церкви: от архиерея до сельского священника. «Снятие с регистрации, – пишет А. Э Краснов-Левитин, – является великолепным средством для шантажа: содействуя путем угроз на неустойчивых, колеблющихся священнослужителей, запугивая их, уполномоченные принуждают их снимать с себя сан» [15]. Скованная тотальным контролем деятельность священника была сведена к роли «служителя культа», работника, лишенного права быть пастырем своих чад, миссионером для мира и проповедником слова Божьего.

Простые верующие также были подвержены гонениям. В одном из российских регионов были уволены супруги – педагоги за то, что крестили в храме своего ребёнка. Два школьника в Некрасовском районе были отчислены из учебного заведения всего лишь за ношение нательных крестиков. Однако, несмотря на непростой период и множество запретов, РПЦ вовсе не смотрела на происходящее сквозь пальцы. Был создан Христианский комитет по защите прав верующих, который возглавил священник Глеб Якунин. Комитет, конечно же, находился под серьёзным контролем советский власти и даже представителей Церкви, сотрудничавших с ней. Православные деятели довольно часто подвергались доносам своих приближённых, поэтому каждый их шаг был заранее известен государственным органам.

Но самым удивительным явлением для противников РПЦ стала не столько стойкость Церкви, как массовый приход во храм молодёжи в середине 60-х годов. Те самые юноши и девушки, которые воспитывались в атеистических семьях, получали образование в сталинских учебных заведениях — пришли к православной вере. Теперь никакие антирелигиозные акции, литература, лекции, статьи, телепередачи – ничто не смогло отвернуть их от Церкви. Более того, многие из ребят, рождённых и выросших в атеистической среде, впоследствии посвятили свою жизнь служению Богу.

Несмотря на усилия пропагандистов и активистов, лекторов и ренегатов, Церковь год от года добивалась увеличения религиозной активности. Так, уже после смерти Брежнева, в 1984 году, например, в Смоленской области уполномоченный Совета по делам религий отмечал рост по отпеваниям на 46,3%, в таких городах, как Вязьма – 100%, Рославль – 91,6%, Гагарин – 63,2% [5].

После нескольких десятилетий откровенного уничтожения РПЦ не просто выстояла, но и сохранила свои канонические устои. Осознав своё поражение в борьбе с православием, советская власть была вынуждена признать свой провал, оправдываясь недостаточно убедительной пропагандой, а также своей принципиальностью и соблюдением законодательства о культах. Надежда властей на то, что скоро религиозное мировоззрение уйдёт само по себе, угасала. А спустя шесть лет, в 1988 году, Церковь отпраздновала 1000-летия Крещения Руси, взяв мощный старт для своего возрождения.

 

  1. Возрождение Русской Православной Церкви в 1990-х годах. Её положение в XXI веке

Резкое увеличение числа храмов, монастырей, священнослужителей и верующих сопровождались переменами в положении РПЦ. Наконец, были признаны авторитет и независимость Церкви от государства. Теперь у духовенства появилась возможность рассказывать о православии не только на проповедях, но и в книгах, прессе, радио, телевидении, интернете.

Стоит отметить, что на волне возрождения православной религии поднялось и огромное количество сект. На данный момент в России, по разным источникам, действует до 5000 сект. Самая крупная из них — свидетели Иеговы, которая в 2017 году была признана Минюстом РФ экстремистской и официально запрещена на территории Российской Федерации. Известны также группы сайентологов, неопятидесятников, сатанистов и т.д. Общеизвестно, что секты разрушают психику своих приверженцев, а заодно их здоровье, семьи, социальный статус и материальное положение. В Русской Православной Церкви повсеместно создаются центры по реабилитации жертв деструктивных сект и по борьбе с сектантством.

С конца 1980-х годов восстанавливались монастыри и храмы, которые Церковь должна была восстанавливать за свой счёт или за счёт добровольных пожертвований верующих, т.к. никаких регулярных субсидий от государства Церковь не получала. Важным событием стало восстановление в 1995-2000 годах храма Христа Спасителя в Москве. Этот храм был построен в XIX веке в память о воинах, погибших в Отечественной войне 1812 года: строился он на народные пожертвования на протяжении 46 лет. После того как храм был взорван, на его месте предполагалось строительство гигантского Дворца советов со статуей Ленина наверху. Котлован для здания был вырыт, но здание так и не построили. В конце концов, котлован был залит водой, и на месте храма Христа Спасителя был построен плавательный бассейн «Москва». С конца 1980-х годов начались споры о восстановлении храма. На Архиерейском Соборе 1994 года решение о восстановлении было принято, и в январе 1995 года в основание храма был заложен камень. Спустя пять лет, в юбилейном 2000 году, храм был освящён.

В 2010 году, в порядке эксперимента, в нескольких российских школах был введён учебный предмет «основы религиозных культур и светской этики». Предмет состоит из шести модулей, в каждом из которых учащиеся, на выбор, могут изучать основы православной, буддистской, исламской, иудаистской культуры, историю основных мировых религий или светскую этику. Эксперимент показал высокую заинтересованность обучающихся и их родителей, выбравших, в большинстве своём, основы православной культуры. Предмет всё ещё вызывает споры, но уже уверенно направляется к более широкому преподаванию.

ОНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

 

Революционные события ХХ века, гонения на Церковь были предсказаны нашими святыми еще в XIX веке. Преподобный Серафим Саровский, святитель Феофан Затворник видели оскудение православного духа — как в высших слоях общества, так и среди простого народа. В конечном итоге это оскудение привело к тому, что фактическое количество монастырей и церквей в стране пришло в соответствие с реальной их потребностью. «Дух творит себе формы». Ушел дух православной веры – закрылись церкви.

Положение Русской Православной Церкви на протяжении минувшего столетия, ее взаимоотношения с государством заставляют вновь задуматься о роли личности в истории. Если мы посмотрим на разные страны, то увидим, что роль личности различна от страны к стране. В нашем государстве от личности руководителя зависит, на мой взгляд, не менее 80%. Народы, населяющие нашу страну, очень талантливы и энергичны. Но необходима организующая сила государства. Когда это есть, страна добивается невиданных успехов. Так было с экономическим чудом 30-х годов, когда за 10 лет страна добилась таких результатов в развитии, которых другие страны достигали десятилетиями. Благодаря этому СССР смог победить в жесточайшей схватке с объединенной под властью Гитлера Европой. Таких же ошеломительных результатов удалось добиться и в восстановлении народного хозяйства после войны: то, на что западные экономисты и политики отводили нашей стране несколько десятилетий, удалось сделать за одну послевоенную пятилетку. В нашей стране на несколько лет раньше, чем в Англии, удалось отменить карточную систему (в СССР – в декабре 1947 г., в Англии – в 1953-1954 гг.), ежегодно последовательно и планомерно снижать цены на продукты и товары народного потребления. В 1949 г. прошло успешное испытание атомной бомбы, хотя наши стратегические противники предрекали, что произойдет это не ранее середины 50-х годов. В то же самое время был создан такой научно-технический задел, который позволил нашей стране первой выйти в космос. Лично от Сталина зависело и изменение отношений советского государства к Церкви. Начиная с известной встречи в Кремле 4 сентября 1943 г., и вплоть до смерти вождя положение Русской Православной Церкви оставалось стабильно удовлетворительным. Все попытки партийных активистов провести пленум, посвященный атеистической пропаганде, Сталин неизменно гасил. В этой же связи стоит сказать и еще об одном рассуждении. Некоторые говорят, что Великая Отечественная война стала наказанием Божием для народа, отвернувшегося от Бога и от Церкви. Но война прокатилась по всему земному шару. Затронула она и очень воцерковленные страны – и православную Грецию, и католическую Польшу. Они-то от Бога не отворачивались. Их-то за что? Слишком примитивно такое рассуждение. Я бы поставил вопрос иначе: почему именно нашей стране и нашему народу Бог вручил Победу в той страшной войне? Немцы шли к нам в солдатских ремнях, на которых было написано: «С нами Бог». Но Бог по-прежнему не там, где сила, а там, где правда. Правда оказалась на стороне нашего народа. И поэтому попытки некоторых современных либеральных — западных и отечественных — идеологов приравнять Сталина и Гитлера, нацизм и коммунизм, фашизм и социализм не выдерживают не только никакой научной критики, но и не соответствуют Божественной истине и Правде истории.

После смерти (а как многие исследователи сегодня говорят, после убийства) Сталина Хрущев внес кардинальные изменения в политику государства в отношении Церкви. Как известно, в молодые годы он был сторонником троцкизма. Под чутким руководством Сталина он стал хорошим исполнителем. Но самостоятельность, полученная им в результате интриг, привела к совершенно неоправданным экспериментам и политическим шараханиям. Так называемое «разоблачение культа личности» привело к самым негативным последствиям как внутри страны, так и в положении СССР на мировой арене. Среди населения резко упал авторитет руководства. Были потеряны наши фактические союзники в Западной Европе: начался стремительный отток из коммунистических партий (а это – наши союзники на тот момент), были разрушены отношения с коммунистическим Китаем. Снизились темпы экономического роста.

Брежневу было фактически все равно, что происходит в Церкви. Его мать была верующим человеком, ходила в церковь. Это предопределило его нейтральное отношение к Русской Православной Церкви.

Как видим, от личности руководителя очень многое зависит в нашей стране. В том числе, и отношения государства к Церкви.

Если говорить о прошедшем столетии в целом, то можно сделать и еще один вывод: советский эксперимент, социалистический эксперимент потерпел временное поражение в нашей стране по причине человеческого фактора. Очень много внимания уделялось экономике, и недостаточно внимания уделялось воспитанию человека. К сожалению, приходится констатировать, что на многих, выбившихся в руководящие работники, людях сбылась русская поговорка – «из грязи – в князи». Особенно остро это проявилось после войны. С одной стороны, как говорил Сталин, в войну в первую очередь погибли лучшие. Они были в первых рядах атакующих. «И это еще сильно на нас скажется». С другой стороны, из поверженной Германии и военачальники, и простые солдаты повезли домой чужое добро. По результатам негласных обысков, проведенных на дачах маршалов и генералов, выяснилось, что тканей у них были километры, картин и гобеленов, часов и коллекционного охотничьего оружия было немерено. В этом проявилась и мелкобуржуазная психология.

Кто мог бы повлиять на внутренний настрой людей? Конечно, Русская Православная Церковь с ее аскетическим монашеским идеалом. Но власть не допускала Церковь во внутренний мир советского человека. Если мы посмотрим определение коммунизма, которое дано в программе КПСС, принятой в 1961 г. на XXII-м съезде, то прочитаем: «Коммунизм — это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производительные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Коммунизм — это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа». 

Из всего определения коммунизма у населения осталось только, что «богатства польются полным потоком» и «от каждого — по способностям, каждому – по потребностям». К тому же коммунизм должен был быть построен уже к 1980 году. Чем ближе было к указанной дате, тем больше возникало сомнений. К тому же замедление темпов экономического роста, пропаганда материальных преимуществ западного образа жизни сыграли свою негативную роль. Народ стал разочаровываться в том пути, по которому пошла страна в 1917 году.

Как гласит другая русская пословица, «рыба гниет с головы». Значительная часть советской элиты переродилась раньше. Избавившись от Сталина, партноменклатура стала все меньше напрягаться, все меньше отвечала за результаты своей деятельности, все больше расслаблялась. Желание закрепить за собой материальные преимущества, вытекавшие из служебного положения, привели  в конечном итоге к событиям начала 90-х годов. Советскую власть некому стало защищать.

Если сделать вывод для настоящего дня, то с большим сожалением и тревогой придется констатировать, что ничему нынешняя элита не научилась по итогам минувшего столетия. Традиционно в русском обществе присутствует запрос на социальную справедливость. Как мы помним из недавнего прошлого, Советский Союз в значительной степени разрушился под лозунгом борьбы с привилегиями. И это при том, что разница в доходах самых высокообеспеченных работников и самых бедных в СССР не превышала 5-6-кратного размера. Сегодня, по подсчетам некоторых специалистов, разница в доходах 10% самых богатых и 10% самых бедных в Российской Федерации составляет до 20 раз. Не говоря уже о вопиющих к Богу роскошных яхтах и дворцах олигархов. Когда за годы санкций и кризиса число российских долларовых миллиардеров только возросло. Это очень тревожный симптом, который говорит о социальной нестабильности общества. При некоторых усилиях извне наш российский корабль будет очень легко расшатать. Чем оканчиваются эти истории, нам хорошо известно…

Список использованных источников:

 

  1. Была ли безбожная пятилетка? — religion.ng.ru/history/2002-10-30/7_ussr.html. Независимая газета (30 октября 2002). — В 1932 году в СССР начался новый этап строительства антирелигиозного государства.
  2. Виталий Наумович Дымарский. Времена Хрущева. В людях, фактах и мифах. — https://history.wikireading.ru/133531
  3. Владислав Цыпин. ГЛАВА VI. Русская Православная Церковь при Местоблюстителе патриаршего престола митрополите Сергии (1936—1943)— old.pravoslavie.by/podpod.asp?id=133&Session=10 // «Истории Русской Церкви 1917—1997».
  4. ГАРФ. Ф. Р-5263. Оп. 1. Д. 1. Л. 13; Д. 6. Л. 9, 14, 17; Д. 1. Л. 13.
  5. Государственный архив Ярославской области. Ф. 985. Оп.2. Д.73. Л.13.
  6. Государственный архив Ярославской области. Ф. 1033. Оп. 1. Д. 40. Л.60.
  7. Государственный архив Ярославской области. Ф. 1033. Оп. 1. Д. 40. Л.106.
  8. Государственный архив Ярославской области. Ф. 1033. Оп.1. Д. 41. Д.121.
  9. Дамаскин (Орловский). Гонения на Русскую Православную Церковь в советский период— www.goldentime.ru/nbk_22.htm
  10. Декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей: от поисков компромисса к конфронтации — history.machaon.ru/all/number_01/pervajmo/1/part2/decret/index.html
  11. Декрет об отделении — www.kommersant.ru/doc-rss.aspx?DocsID=168090 «Власть» 13 февраля 2001.
  12. Евгений Тучков — www.solovki.ca/camp_20/butcher_tuchkov.php
  13. История России: учеб./ А. С. Орлов, авторский коллектив — 3 изд., перераб. и доп. — М,: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. — 528 с. ISBN 978-5-482-01692-3
  14. Конституция СССР 1936 г.М., 1936, статья 124-я — en.wikisource.org/wiki/ru:Конституция_СССР_(1936)_редакция_15.01.1938_г.#.D0.93.D0.BB.D0.B0.D0.B2.D0.B0_.D0.A5.
  15. Краснов-Левитин А.Э. Диалог с церковной Россией. – Изд-во: «Ихфис». Париж, 1967. – С. 108.
  16. Митрополит Илларион (Алфеев). Православие. Том 1: возрождение Русской Православной Церкви — http://pravoslavie.by/page_book/vozrozhdenie-russkoj-pravoslavnoj-cerkvi
  17. Об отношении рабочей партии к религии (13 (26) мая 1909 г.) // Ленин В. И.Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Издательство политической литературы, 1964—1981. — Т. 17. — С. 418.
  18. Об отделении церкви от государства и школы от церкви (Декрет Совета Народных Комиссаров) — www.constitution.garant.ru/DOC_5325.htm
  19. Первоначально декрет был опубликован в газете «Известия» 21 января 1918 года под названием «О свободе совести, церковных и религиозных обществах». Опубликован в официальном органе СНК под названием «Декрет о свободе совести и церковных и религиозных обществах»: «Газета Рабочего и Крестьянского Правительства». 23 января (5 февраля) 1918, № 15 (60), стр. 1.
  20. Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 08.04.1929 о религиозных объединениях — www.lawmix.ru/docs_cccp.php?id=5380
  21. Решения КПСС и советского государства о религии и церкви — istrorijarossii.narod.ru/oreligii.htm
  22. статья «Православная церковь» // БСЭ. 1940, Т. 46, стб. 665.
  23. Церковь и КГБ — www.religare.ru/2_52780.html

 

 


Перейти к верхней панели